• Погода в СВАО:
  • +22°C
  • USD: 59.66 (+ 0.00)
  • EUR: 66.68 (+ 0.00)

Знаменитый французский шансонье побывал в СВАО

Корреспондент «ЗБ» пообщалась с легендарным Шарлем Азнавуром и раскрыла секрет его долголетия

Шарль Азнавур / Фото: «ТАСС» Шарль Азнавур / Фото: «ТАСС»

92-летний Шарль Азнавур встретился с поклонниками и посетил телецентр «Останкино», где снялся в передаче «Вечерний Ургант». Человек-легенда, лучший эстрадный исполнитель ХХ века по версии журнала Time и CNN, Шарль Азнавур полон сил и творческой энергии. В Москве он дал концерт в Кремле. Маэстро пишет по одной песне в день, учит русский язык, покрывает тысячекилометровые расстояния и останавливаться на этом не собирается. О музыке, о творчестве и о судьбе он побеседовал с корреспондентом «ЗБ».

Французский шансон очень глубок

— Маэстро, вы первый французский музыкант, получивший платиновый диск в Европе. «Вечная любовь», «Богема» перепеты мировыми звёздами — от Элтона Джона до Пласидо Доминго. Королева французской музыки Эдит Пиаф пела ваши хиты. Как вы считаете, слушают ли сейчас в мире классический французский шансон? И появляются ли новые исполнители этого жанра?

— Французский шансон очень глубок — даже по сравнению с американскими хитами, но это не значит, что песни других жанров хуже. Просто шансон более ответственен… А что касается новых исполнителей, то необходимо подождать и посмотреть, что они будут петь дальше: с первых дней трудно сказать, хорошие они или плохие, надо просто доверять им.

— А что вы думаете об исполнении старых песен, в том числе ваших, в современных аранжировках?

— Европа не выдумала ни одного нового ритма в музыке: джаз, рэп, свинг, даже танго — это всё появилось в Америке. Однажды я и сам включил в свой репертуар очень старую чужую песню «Спящие на Сене», сделал блюзовую аранжировку. И люди прекрасно её восприняли, песня получила вторую жизнь. Наша задача — заинтересовать зрителя…

Бросить петь невозможно

— В 2015 году вы дали прощальный концерт в Москве, а сейчас полны новых планов. Что даёт вам энергию? Ведь в ваши годы многие уже сидят дома, а вы колесите по миру.

— Если я даже немного устану, меня это не останавливает… Вопрос о том, чтобы бросить петь, передо мной никогда не стоял.

Недавно супруга говорит: «Наверное, в твоём возрасте пора уже остановиться». На что я ответил: «Нет. Если я остановлюсь — я умру». Она сказала: «Тогда продолжай». Я и продолжаю.

— Значит, секрет вашей молодости вовсе не французский коньяк, а движение?

— Любовь — секрет молодости. Я люблю мою публику, она — меня. Публика «делает» нас, и только благодаря ей мы остаёмся молодыми. Впрочем, этим я вовсе не хочу сказать, что всем, кто хочет остаться молодым, надо начать петь!

«Эх, раз!» всегда пою по-русски

— Вот и ваши дети не поют. Почему?

— Они поют немного… Но никто из них не захотел сделать это своей профессией, потому что они видели меня и понимали, как непросто всё в шоу-бизнесе. Я сказал им: «Я не могу стать вашим продюсером. Если у вас есть талант — пробивайтесь сами». Они не захотели.

— Ваши родители приехали во Францию в 1922 году, отец родился в Тифлисской губернии Российской империи. А вы поёте по-русски?

— Да. Я пою русские песни, которым в детстве научил меня отец. «Очи чёрные», «Чубчик», «Вечную любовь» я пою в России на русском и французском языках, а в песне «Две гитары» всегда на русском звучит припев: «Эх, раз, ещё раз» — просто потому, что его нельзя перевести, теряется смысл. Эта песня — часть репертуара моего отца, он пел армянские и русские песни.

— Это он учил вас петь?

— Не только петь. Дома отец учил меня актёрскому мастерству по методу Станиславского, который использовали тогда только американцы, а европейцы совсем о нём не знали. Мы ставили домашние спектакли.

— Значит ли это, что на вас повлияла русская культура?

— На меня влияли все культуры мира: например, армянская и персидская поэзия сыграла в моей жизни даже более важную роль, чем французская. По происхождению я армянин. Но меня никогда не называют ни армянским, ни русским певцом, только французским, поэтому Франция — моя страна, её культура — моя культура. И я очень не люблю, когда артисты приезжают в другую страну и начинают говорить, как в их стране плохо.

Деньги — первое и последнее дело

— В прошлый приезд вы объявили, что учите русский язык. Как ваши успехи?

— Мы с сестрой Аидой не знали русского, потому что наша семья была бедной и мы не могли окончить лицей. Приоритетом в семье был французский, и мы дома говорили на нём, хотя отец всегда подписывался русскими буквами, несмотря на то что знал грузинский и армянский. Потом я выучил испанский, итальянский и английский языки, на которых пел. А вот сейчас взял с собой французскую книгу «Русский для… дураков» и уже начинаю читать. Сложновато, конечно, но у меня есть свой проверенный способ изучения языков: я читаю абсолютно всю рекламу, которую вижу по дороге. Так я выучил итальянский и испанский и уже понимаю русские буквы. И у меня не такой уж плохой акцент!

— Какую роль в вашей жизни играют деньги?

— Первую и последнюю. Я не занимаюсь профессией, чтобы их заработать, но деньги мне абсолютно необходимы, чтобы ею заниматься. Например, у меня всегда есть с собой чемодан — маленький, но очень тяжёлый: в нём есть всё, чтобы я мог провести концерт в любых условиях, даже если на сцене будет очень плохой звук.

— Начиная с тридцатых годов вы много снимались в кино, а потом резко перестали. Почему?

— Плохо запоминаю текст. Да и вообще я не люблю говорить выученные слова. Вот если бы в кино можно было импровизировать, я бы снимался. С песнями на сцене я могу импровизировать, как хочу, кроме того, рифма помогает вспомнить слова, в этом — свобода.

Счастливая любовь неинтересна

— Вас очень любят в Армении, вы даже были назначены её послом в ООН. Сейчас вы интересуетесь политической жизнью?

— Вообще ею не занимаюсь. У меня, конечно, есть друзья среди политиков, но разговариваем мы с ними только о театре, живописи и скульптуре.

— 27 октября появилась ваша звезда на Аллее славы в Голливуде. Вы любите награды?

— Есть люди, которые из снобизма от них отказываются. Я к ним не отношусь и с удовольствием принимаю.

— Все ваши лучшие песни — о несчастной любви, почему? Они посвящены какому-нибудь событию в жизни?

— Нет. Я никогда не пел о себе и никогда никому из моих любимых не посвятил ни одной своей песни, в том числе жене. Жизнь не должна пересекаться с творчеством, поэтому я счастливее тех, о ком пою. Но счастливая любовь неинтересна… Чем она несчастнее, тем интереснее про неё писать и тем больше она даёт для песен.

Звёздный Бульвар № 14 (524) от 17-04-2017

Система Orphus