• Погода в СВАО:
  • +10°C
  • USD: 56.07 (– 0.69)
  • EUR: 63.01 (– 0.66)

Доктор Александр Мясников рассказал о себе, о своей семье и о медицине

Ведущий популярной передачи «О самом главном» раскрыл «ЗБ» секреты долголетия

Доктор Александр Мясников / «Звёздный бульвар» Доктор Александр Мясников / «Звёздный бульвар»

Врач и учёный Александр Мясников уже 10 лет ведёт на телевидении медицинские программы, он написал десяток книг, которые помогают людям сохранить самое главное — здоровье. Мы попросили доктора рассказать о себе. 

Хотел быть шофёром и путешественником

— Александр Леонидович, вы потомственный врач. Именем вашего деда, академика Александра Леонидовича Мясникова, назван институт кардиологии в Москве. Видимо, проблема выбора профессии перед вами не стояла никогда?

— В детстве я иногда пытался робко возражать: говорил, что хочу быть шофёром, путешественником, хочу работать с животными… Но получал решительный отказ.

— Каким вам запомнился дедушка?

— Совершенно неординарным, невероятно подвижным. Он любил повторять: «Я в детстве сел на склянку, и у меня до сих пор кусок стекла в заднице, поэтому я так двигаюсь». Он обожал собирать грибы. Уходил в лес всегда без корзинки и возвращался с охапками грибов. Меня, маленького, он постоянно таскал в оперу. Однажды, сидя в первом ряду, я уснул и проснулся, лишь когда услышал: «Прёт купец, треща с гороху…» Дед обожал живопись. А ещё — красивых женщин. Бывало, едет с бабушкой на машине и говорит: «Инна, посмотри, какая красивая девушка идёт!» Иногда бабушка срывалась и методично била стопки тарелок. Дед, пытаясь её успокоить, виновато говорил: «Инна, ну чего ты?!» Но у него всегда работали красавицы докторицы.

Поехал в Африку за деньгами и за мечтой

— Сразу после окончания медицинского вы поехали работать в Африку. Почему?

— Жить «под флагом» дедушки-академика, пусть даже когда он умер, — не для меня. Мне всегда по-пацански хотелось показать, что я могу и в морду дать, и водки выпить. Честно скажу: я поехал в Африку за деньгами, а потом — это была мечта детства. Я отправился в воюющую страну и провёл там шесть лет.

— Наверняка были опасные ситуации?

— В Мозамбике из 28 человек уцелели только я и мой друг-переводчик. Я был врачом группы геологов. Расскажу об одном эпизоде. Как-то утром прихожу в госпиталь, а на столе шесть трупов с отрезанными головами. Это были шведы, которые работали по линии Международного Красного Креста. У нас было оружие, но я тогда понял, что оно не спасёт. Мы же не были каким-то спецотрядом, начнёшь стрелять — тебя тут же убьют или уведут и замучают. Поэтому лучше сидеть тихо.

Пациентов в студии видим впервые  

— Вы уже 10 лет работаете на телевидении. А с чего всё началось?

— Как-то я участвовал в программе известного телеведущего Соловьёва. Меня заметили и пригласили. Не скажу, что я испытывал какие-то неудобства перед камерой. Я вообще человек общительный — люблю разговаривать, поэтому камера мне не мешает.

— Меня всегда интересовало, действительно ли пациентов рубрики «Консилиум» вашей передачи вы видите впервые? Что потом с ними происходит?

— Участники «Консилиума» не отбирают пациентов. Мы их впервые видим и слышим, только когда они переступают порог студии. Отбирают их редакторы, которые советуются с какими-то своими врачами. На глазах у телезрителей происходит настоящий мозговой штурм, когда за 15-20 минут врачи ставят диагноз либо обрисовывают решение проблемы. После мы, конечно, продолжаем отслеживать этих пациентов. Назначаем им консультации, если надо — стационарно лечим. Вот сейчас у меня в больнице лежит пациентка с «Консилиума». Может быть, помните: героиней одного из последних «Консилиумов» была женщина, о которой её сын-суворовец написал, что у его мамы неизлечимая болезнь и он не может просто так смотреть, как она умирает. Уже один грозный диагноз мы у неё сняли.

Пишу даже в очередях

— Вы написали десяток книг, последняя называется «Есть ли жизнь после 50». Так в чём секрет долголетия?

— Всё секретов ждёте. Стволовых клеток, пептидов… А все секреты на поверхности. Больше всего продлевают жизнь движение, физические упражнения, рациональное питание, отказ от вредных привычек. И обязательно — интерес к противоположному полу. Глаз, что называется, должен гореть.

— А когда вы успеваете писать?

— Первую книжку я не писал. Я её надиктовал. Мою передачу увидела редактор Ольга Шестова и буквально заставила меня сделать книжку. Так что в принципе это не моя заслуга. Все остальные книги написаны в перелётах, в переездах, даже в очередях: стою и набираю текст в мобильном телефоне.

Хочу создать музей земской медицины

— Прочитала, что у вас есть семейный музей в городе Красный Холм в Тверской области. Часто бываете там?

— История моего рода корнями уходит в историю этого города. Там жил мой прапрадед, прадед, там родился мой дед, и только в 1920-х годах он уехал оттуда окончательно. В детстве я был в Красном Холме, но во взрослой жизни ехать туда не хотелось. По рассказам деда в памяти запечатлелся лубочный городок с ярмарками, рекой, перезвоном колоколов. И я боялся разочароваться. Но дорога меня всё-таки привела в те края. В день рождения деда я туда вернулся, побывал в краеведческом музее. Он находится в доме моего далёкого предка — он был купцом. Часть музея посвящена роду Мясниковых. Мой прадед был первым уроженцем Красного Холма, отправившимся в Петербург учиться на доктора. Жители города до сих пор помнят рассказы дедушек и бабушек о том, как их оперировал доктор Мясников. Так получилось, что буквально за три месяца до моего приезда наш родовой дом продали частному лицу. Я перекупил его. Совместно с Минздравом хочу сделать там музей земской медицины, ведь в мировой медицине это особенное явление.

Родных не лечу

— Ваша супруга тоже врач? Чем занимаются дети?

— Супруга у меня «отклонилась от нормы», потому что все в нашей семье были врачами, а она окончила Историко-архивный институт и, соответственно, работала по этой линии. Сын Леонид третий год учится во Франции в медицинском институте на фармакологическом факультете. А дочь Полина ещё относительно маленькая, она в 6-м классе.

— Своих родных лечите сами?

— Нет, никогда врач не должен лечить своих родных. Он начинает их жалеть, а это мешает работе. Врач должен лечить мозгом, а не сердцем, иначе он может совершить ошибку.

Расслабляюсь в движении

— Как вы обычно восстанавливаетесь после напряжённой работы? Любите поваляться с книжкой на диване?

— Диван ненавижу. Расслабляюсь в движении. Уже много лет от одного до двух часов каждый день я посвящаю гимнастике, штанге, борьбе, боксу. Уже много десятилетий я путешествую: Китай, Тибет, Сибирь… Обожаю ездить верхом, на снегоходах, сплавляться по рекам… Я не охотник, но когда мы с друзьями на две недели уходим в тайгу, то берём с собой только ружьё. Есть захочешь — станешь охотником.

— И на медведя ходили?

— Специально нет. Но нескольких пришлось пристрелить: выбора не было. Случается, что весной медведи ведут себя очень агрессивно, буквально нападают. И когда попытки отогнать не помогают, приходится стрелять.

— У вас есть любимое выражение?

— Конечно: «Красота спасёт мир». Я вообще Достоевского очень люблю.

Система Orphus